Бумаги, найденные в домике тинро

Как тут не согласиться с мнением одного из современных французских историков, который высказался в том смысле, что неопубликованное до сих пор письмо Наполеона — безусловно ценная вещь, однако куда ценнее «приходо-расходная книжка французской хозяйки, матери семьи, с записями ее трат и поступлений за годы 1789—1794... Сколько она заплатила за пучок лука в день взятия Бастилии?.. Что стоила ей кринка молока утром того дня, когда голова Луи Капета слетела в корзину в ряду многих других голов? ...Ибо письма Наполеона хранят, а приходные книжки бабушек выбрасывают в печку. Настоящая же драгоценность для историка— именно они».

Потому-то так дороги мне, литератору,- а сейчас, вольно или невольно, тоже историку, все эти лампы профессора Домберга, дом, проданный за пару ботинок и испорченный граммофон, английская бумага с водяными знаками «бритиш мануфактуры», емкая фраза из письма алеутов в облнарревком («...но чистейшая искра надежды на освобождение от своры деспотизма не могла угаснуть в нас») и скупые строчки постановления о сборе пожертвований-в пользу пострадавших от стихийного бедствия японцев.

А какой шум поднимался на этих собраниях, чуть заходила речь о промысле либо о хлебе- насущном! Японцам помогали, все-таки классовая солидарность, но сами-то ели недосыта.

Вот выступает промысловик Терентий Ладыгин, немножко сердится:

—            Ходить не в чем! Завезли нам зачем-то лакированные ботинки, духи. Нам не нужна роскошь, нам нужна прочность.

Голос с места:

—            Не знают потребностей! Думают, как во Владивостоке, по мощеному тротуару...

Ладыгин:

—. А хлеб? Разве же это хлеб? Его есть нельзя, глина!

Кулагин К. В., начальник пушных промыслов (он сменил на этом посту Фрейберга):

—            На материке большинство рабочих и крестьянживут хуже, чем вы. Не следует зарываться в своих требованиях. Тот, кто говорит, что товары недоброкачественные, не уясняет себе рынка. Что есть на рынке, тои посылается. Другого нет. Да, зерно не из важных — оно поступает из Маньчжурии, из Канады... Понятно, что ржаной российский хлеб получше качеством, no-вкуснее, но сколько стоит доставка оттуда!

Ладыгин (смягчаясь):

— Я ведь не говорю, что нам нужен хлеб высшего сорта, пусть будет ржаной, какой едят в России. Но раз такая доставка...

Голос с места:

—            Овощеводство надо развивать, картошку сажать!А то одни только разговоры.

Еще голос:

—            А-а, ничего не родит в сырости... Туман ботвужрет.

Харчук, помначкомпром на о. Медном: —- Грамотный человек удобряет землю суперфосфатом, а не молебнами и акафистами. Тогда она и родит. Так статистика показывает. Знания нужно иметь. Чем грамотнее народ — тем лучше живет. Это тоже по статистике видно.

Подобные диалоги и речи, звучавшие со сцены, уставленной декорациями, пьес-агиток (внушительно здесь выглядели изъязвленная шомпольная пушка, списанная особой комиссией с последующей передачей в рабочий клуб именно «для декорации»), можно было бы по необходимости и продолжить.

Быт и далее семейные взаимоотношения, неурядицы производства и планы развития пушных промыслов — все нашло отражение в тех либо иных отчетах, протоколах, распоряжениях. Из них явствует, что здесь шла борьба, иногда скрытая, сталкивались мнения, возникали споры. Тут было бы что посмотреть и послушать прозаику, поэту, киносценаристу. Ну что же, и в те далекие времена, хотя и с большими трудностями, на Командоры добирались люди искусства, пытающиеся отобразить в своих творениях жизнь далекой окраины. Не всегда это им удавалось в полной мере. Вызывает грустную улыбку не очень грамотная информация из донесения представителя Дальрыбы на Командорах:

«...27 апреля 29 г. пришел п/х «Астрахань»... Во время стоянки парохода... выходили на берег... три киносъемщика с режиссером Литвеном для съемки жизни острова Беринга и промысла. Из-за краткости пребывания на острове и неподходящего времени промысла снять не удалось.

Оглавление

Пишет swtor-guild.com/