Ночевка превосходная

С Леонардом Стейнегером он путешествует здесь в поисках островных редкостей, исследует птичьи базары. Вместе они оборудуют первую на острове Беринга метеорологическую станцию.

В Польшу Дыбовский возвратился в 1883 году, привезя с собой почти сто ящиков с различными экспонатами. Он организует их выставку в Варшаве. Впоследствии они занимают надлежащее место в музеях Варшавы, Львова, Берлина, Москвы, Петербурга.

Дыбовскому предложили заведование кафедрой зоологии . при философском факультете Львовского университета. Почти двадцать три года он бессменно провел в стенах этого учебного заведения. Министерство просвещения Польши обратило наконец внимание на то, «что господин профессор проповедует революционные идеи, несоответствующие идеям, принятым в науке, что он является сторонником теории Дарвина, что проповедует эволюционизм». И Дыбовский с гордостью ответил: «Да, я стою на эволюционных позициях и проповедую эволюционизм в своих лекциях. Это является моей обязанностью. Как профессор университета, должен я читать лекции на высоком теоретическом уровне, указывать в них на все то, что приобретено наукой. А теория эволюции является величайшим приобретением науки в XIX веке, является теорией, которая дает возможность объяснить многие нелепые вопросы в области естествознания».

И от своих взглядов Дыбовский не отступился.

В сентябре 1906 года ректор Львовского университета освободил его от занимаемой должности. Ученый на старости лет был предоставлен самому себе и вел порой нищенское существование.

Не удивительно, что на Командорах благодарная память о нем еще долго сохранялась. Спустя двадцать лет после его отъезда во Львов пришла уникальная по­сылка. В ней был скелет морской коровы. Сам Дыбов-ский тщетно искал более-менее сохранившиеся остан­ки этого редкостного морского зверя в бытность свою на островах. Я не знаю, где находится подаренный Ды-бовскому скелет сейчас, но таким экспонатом мо­гут похвастать всего лишь два-три музея во всем мире.

Бенедикт Иванович прожил долгую и весьма плодо­творную жизнь: он родился в 1833 и умер в 19.30 году. Он стал современником еще невиданного социального переворота и социального обновления, к которому при­вела в царской России победа Октябрьской революции. Царизм обрек молодого ученого на каторжные работы, и только беззаветная преданность науке помогла ему даже ссылку превратить в поле деятельности на благо человеку.

Советская страна по достоинству оценила заслуги польского ученого в деле изучения Сибири: она при­своила ему в 1928 году звание члена-корреспондента Академии наук СССР.

В 1877 году Дыбовский писал, возвращаясь в Си­бирь из Петербурга, где он встречался с Семеновым-Тян-Шанским: «В день Нового года по старому стилю мы остановились на рубеже нашего путешествия по железной дороге — дальше надо было ехать на пере­кладных. К.тому времени, когда через всю Сибирь будет проложена железная дорога, наверно, исчезнет календарь старого стиля, не станет перекладных, не станет и старых предрассудков.

Прогресс заразителен, и если он произойдет на одном участке, то должен перейти и на другие. Однако мы до этого, пожалуй, не доживем».

Он дожил, славный доктор Бенедикт Иванович Дыбовский. Он не дожил только до того часа, когда и его родина тоже стала социалистическим государством. Но он провидел этот час, он его торопил и ждал.

Надо сказать, что к 20-м годам нашего. столетия от того поголовья оленей, на которое указывал в своей книге Суворов (500—1000 голов), не осталось ни одного животного. Частично это объясняют несчастными случаями, особенно зимой, когда олени погибают под снежными обвалами на юге острова, причем иногда стадами в сотню-другую голов сразу; здесь встречали по ущельям такие массовые кладбища животных. Оленей били в те годы тайком высаживающиеся на юге острова японцы-зверобои. Неумеренно отстреливало их и местное население.

Вторично они были завезены в 1927 году. Быстрому росту стада способствовал хороший корм — не привычный, правда, ягель, которого здесь мало, а растущая в изобилии шикша, грибы... Комары — бич оленьих стад — в иное лето не появлялись вовсе. Словом, раздолье...

Оглавление

Взято с rem0ntik.ru