Теперь о самом Витусе Беринге

Так или иначе, только благодаря исключительно счастливой случайности, пакетбот «Св. Петр» избежал катастрофического столкновения с рифами, окружавшими внезапно замаячившую на горизонте землю — будущий остров Беринга.

Стеллер и здесь, в очень бедственном положении, был неутомим в своих исследованиях. Он описал до 220 видов цветковых растений острова Беринга. Любопытно, что современные ботаники насчитывают здесь всего лишь 205 видов,— это подтверждает кропотливость изысканий и острую наблюдательность Стеллера.

(В 1966 году сюда приезжала Раиса Львовна Берг — дочь академика Берга, автора самого полного научно-популярного описания двух Камчатских экспедиций. Отцу не пришлось побывать на Командорах, зато дочь, ныне известный ботаник, доктор, мечтала об этом еще с юношеских лет. Раиса Львовна нашла несколько растений из тех, что были описаны здесь Стеллером, но в последующих каталогах не отмечались.)

Стеллер впервые описал морских котиков (хотя они были известны русским и до открытия островов).

Стеллер впервые описал сивучей, дав им название морских львов. Он проводил целые дни в наблюдениях за ними, и звери настолько к нему привыкли, что даже заглядывали в палатку.

По праву бесценным считается его описание знаменитой морской коровы (Rhytina Stelleri), давным-давно исчезнувшей. Характерна она тем, что обитала только в одной точке земного шара — именно на Командорских островах. И хотя это описание является наиболее полным и подробным, сам натуралист остался не вполне им доволен.

Он обратил внимание и на то, что морскую корову, животное травоядное — питалась она водорослями,— пассивное, склонное держаться близко к берегу, можно приручить. («От чрезвычайной глупости и жадности к еде это животное уже от природы ручное»).

Первые промышленники уничтожили морскую корову за каких-нибудь 28 лет — питательный жир, очень вкусное мясо и притом .полная беззащитность громадного зверя! Стеллер пишет, что эти звери подходили к берегу очень близко и он мог даже иногда гладить их рукой по спине. Если же причинять им боль, то ониивсего лишь отплывают от берега немного дальше, «однако скоро это забывают и приближаются снова». Бывали случаи, когда корова, заснув, не успевала уходить вместе с начавшимся отливом и «обсыхала» на рифах, так что, если есть желание, подходи и коли. Что же, и кололи длинными такими пиками «поколюгами». Тем более что по суше она передвигаться не могла, А то били дубинами и топорами...

Все эти описания я читаю сейчас с чувством душевной боли и недоумения. Разумеется, я понимаю,, что мореходам крайне нужно было мясо. Однако существовали и помимо морской коровы звери — хотя бы сивучи, тюлени, наконец, скалы были усеяны птицами... нет, нет,— мореходам нужно было вкусное и нежное мясо да чтобы сразу навалом, чтобы лишний раз но утруждаться охотой. Да что с них возьмешь, темные необразованные люди, в биоценозах не разбирались. Но вот два века спустя некий ученый „без дрожи душевной во всеуслышание заявляет — нет, мол, никакой трагедии для человечества в том, что исчезла морская корова или какая-нибудь зебра квагги. Мол, проживем. Трагедии может быть и нет, хотя трудно пока судить. Известно другое: все большая ориентация пищевой индустрии на океан, способный в будущем прокормить миллиарды людей. А что, если бы морская корова смогла стать первым из морских млекопитающих домашним животным? Однако что гадать — ее уже нет.

Стеллеру посчастливилось видеть в море еще одно животное, которое он назвал морской обезьяной. Приблизительно он даже описал его, потому что диковинное животное довольно долго резвилось вокруг пакетбота. С тех пор никто его в море не встречал. По-видимому, оно все же существовало, раз его видели Стеллер и матросы пакетбота!

Стеллеру принадлежит гипотеза о родстве индейцев-тлинкитов с камчадалами; он в числе первых побывал на острове, с которого уже хорошо была видна Северная Америка; в числе первых высадился на остров, ныне входящий в группу Шумагинских, и общался с алеутами. Наконец Стеллер был первый, кто вступил на командорскую землю.

Это главные вехи его деятельности во Второй Камчатской экспедиции, но экспедиция фактически продолжалась, и, возвратясь на Камчатку, Стеллер жадно занимается любимой ботаникой, да и не только ею. Дома он сидел редко. То охота, то собирание трав, то изучение камчатского животного мира, птиц и рыб отнимали все его время.

Оглавление

viagra