Теперь о самом Витусе Беринге

Господа офицеры не могли, конечно, знать, как не знал и сам Овцын, что он восстановлен в звании еще в феврале: слишком долго шла на Камчатку почта.

С большой теплотой отзывается о нем Стеллер (значит, все-таки были в экспедиции люди, с которыми натуралист умел прекрасно ладить!). Вот как описывает он ненастный штормовой вечер, когда пакетбот стремительно несло на рифы острова Беринга: «Постоянные удары волн, крики, стоны увеличивали суматоху; никто не понимал, кто дает и кто получает приказания. Охваченные страхом смерти, офицеры кричали, чтобы обрубили канат второго якоря и бросили новый якорь в буруны. Таким образом, мы потеряли в течение короткого времени два якоря. Тогда вперед вышли Овцын... и боцман и приостановили спуск еще одного якоря, так как это было бесполезно, пока мы находились среди волн и рифов, где нас бросало. Они предложили, наоборот, предоставить судну плыть. Когда- мы прошли, таким образом, через барьер и линию прибоя, эти люди, которые только одни сохранили рассудок, предложили бросить последний якорь. Между берегом и бурунами мы оказались, как в тихом озере. Все сразу успокоились, и страхи окончились».

Немного странно читать такое о человеке хрупком, с почти женственными чертами лица (если судить по дошедшему до нас портрету). Конечно, художник мог и польстить натуре — не нам осуждать его.

Дальнейшая биография Овцына прослеживается смутно. В 1749 году он получил звание капитана II ранга.

В экспедиции Беринга, безусловно, найдется немало и других славных имен, оставивших по себе добрую память либо полезной административной деятельностью. На северо-востоке страны, либо причастностью к более или менее значительным географическим открытиям. Взять хотя бы простого казака Гаврилу Пушкарева, ставшего завзятым мореходом. В 1761 году он первым из русских людей достиг Аляски и зазимовал там. Или вот Иван Синдт, гардемарин в экспедиции Беринга, впоследствии лейтенант флота. Личность немного загадочная, ибо в представленных им отчетах о плавании к Большой (американской) земле сведения о подлинно новых островных землях соседствуют с явным вымыслом; иные «открытия» Синдта так и не были помечены на карте. Наконец Федор Плениснер, участвовавший в плавании к берегам Америки в качестве художника и рисовальщика карт. Много лет спустя он управлял Чукоткой и Камчаткой, умея находить общий язык с «дикими народами»; а главное, в бытность свою начальником этого громадного края он прилежно занимался географическими исследованиями.

Понятно, что я вынужден ограничиться здесь короткими Справками. А ведь можно книги писать о каждом из этих людей. Все они прошли в Свое время суровую командорскую школу.

Может возникнуть вопрос, для чего я так подробно пишу о Беринге, Стеллере, Овцыне. Да потому, что они — самое-самое начало истории Командор. С их именами многое здесь связано. Они ПЕРВЫЕ КОМАНДОРЫ этой туманной земли. Первые жители ее.

Оглавление

viagra british woman