Теперь о самом Витусе Беринге

Но Беринг никогда не ходил в фаворитах могущественного монарха! Безусловно, он был мореходом по призванию. Тем досаднее ловить себя на мысли,' что иногда ему изменяло чувство профессиональной гордости. Одержимость идеей? Мы уже видели, что в один из важных моментов истории русских первооткрытий он был одержим мыслью бросить все и скорее возвратиться в Петербург, к семье, к определенности и уюту тихого личного бытия, прежде чем были достигнуты берега Америки "и выполнены задачи экспедиции. Причем его не смутило, что в дело столь громоздкой экспедиции Петром был вложен огромный капитал, который не принес пока никакой прибыли, что ради осуществления петровского наказа погибли многие люди. Наконец, он вынужден был снова идти к берегам Большой земли (Америки) и выполнил свою задачу лишь формально.

У Беринга есть и привлекательные черты; мягкость характера, простота в обращении, достаточно душевности для того, чтобы вникнуть в чужую беду, помочь нуждающемуся; наконец умение прислушиваться к мнению других. Но, прислушиваясь к мнению других, склонный к различным опасениям и перестраховке, он подчас принимал решения не лучшие из тех, какие можно было принять.

Трудно, впрочем, сейчас судить, ошибся Петр или не ошибся. Очень вероятно, что у него попросту был ограниченный выбор.

В то время Алексей Чириков был молод и малоопытен. Он вполне успешно мог руководить Второй Камчатской экспедицией, но ее деятельность осуществлялась по заведенному еще Петром порядку. Никто ничего не менял, и тем более не было никаких должностных перемещений. Известно, что еще в апреле 1740 года Чириков хотел самостоятельно проведать американские берега, осмотреть земли «от Камчатки меж норда и оста, против. Чукоцкого носа и протчия западной стороны Америки». Но Беринг не дал Чирикову корабля, сославшись на инструкцию, в силу которой ему, капитану-командору, предписано было искать Землю де Гамы!

Итоги Второй Камчатской экспедиции дали Ломоносову полное основание заявить впоследствии, что Чириков в открытии Русской Америки «был главным».

Вот как аттестует Чирикова-мореплавателя русский историограф А. П. Соколов: «Итак, открыв Американский берег, полутора сутками ранее Беринга, в долготе одиннадцати градусами далее; осмотрев его на протяжений трех градусов к северу и питью днями позже; Чириков возвратился в Камчатку—восемь градусов западнее Берингова пристанища — целым месяцем ранее; сделав те же на пути открытия Алеутских

островов; во все это время не убирая парусов и ни разу не наливаясь водой; тоже претерпевая бури, лишения, болезни к смертность, более, впрочем, павшую у него на офицеров, чем на низших чинов. Превосходство во всех отношениях разительное! По времени истинное торжество искусства!»

Разговор о Беринге так или иначе будет продолжен в главе о жизни и судьбах его сподвижников Стеллера, Вакселя и Овцына.

Открытие Командорских островов повлекло за собой необычайное оживление в этой части земного шара. К землям, богатым пушниной, в первую очередь морскими бобрами, ринулись зверопромышленники, торговые людишки, досужие, не чуждые стяжательской жилки, мореходы, авантюристы. Началась великая эра освоения бесконечно протяженных земель Русской Америки, вплоть до известной колонии Росс в Калифорнии (неподалеку от нынешнего Сан-Франциско). При взгляде на карту это трудно сейчас постичь умом. Толчок этому великому походу русских сметливых людей был дан экспедициями Беринга, а трамплином и базой служили на первых порах Камчатка и Командоры.

Прослышав о привезенной потерпевшими крушение богатой бобровой «рухляди», отправился на Командоры сержант нижне-камчатской команды Емельян Басов. Это был мореход отважный и предприимчивый. Еще в 1726 году он плавал со спутниками по Лене к Ледовитому океану с целью проведывания морского пути на Камчатку, однако потерпел неудачу. Впоследствии он успел побывать в Москве, где заручился бумагой на поиски «незнаемых островов». И хотя у него не было своего судна, он сумел все же побывать на Курилах. Тем не менее денег эта предпринимательская.

Оглавление

мебели