Алеуты

g 1826 году Российско-Американская компания в целях, упорядочения котикового промысла завезла алеутов и на Командоры. С тех пор эта земля стала кровно им близкой тем более, что и по природным условиям она почти ничем не отличается от Алеутских островов. Разве что в лучшую сторону.

Само происхождение алеутов в точности неизвестно. На этот счет существовали (и существуют) различные теории. Автора увлекательной книги «Колыбель ветров» американца Теда Бенка. И, близко знакомого с жителями Алеутской островной гряды, привлекает своей «солидной аргументированностью» теория близости алеутов к эскимосам.

Выходцы из Азии, мигрируя в древние времена вдоль побережья Берингова моря, они попали через Берингов пролив на Алеутские острова. И это не случайно, так как Алеутский архипелаг привлекал мигрирующие в древности народы довольно мягким климатом, изобилием морских животных, птиц, рыбы, разнообразной растительностью (особенно на островах, прилегающих к Аляске). Сами себя эти люди называли унангунами (унангах — значит человек).

По-видимому, они имели связи и с американским материком, что, вероятно, способствовало проникновению на отдельные острова архипелага чисто индейских племен,, хотя бы колошей. Первыми мореплавателями были отмечены у алеутов атрибуты индейской культуры. В частности, существует рисунок калюмете, исполненный Свеном Вакселем,— это полая палка, разукрашенная орнаментом и перьями. Служит она обрядовым целям. Полость калюмета венчается чашечкой, в которую набивались благовонные травы. Калюметы закуривали, когда это нужно было по ходу обряда или какого-либо важного торжества. Но это у индейцев. Возможно, так же использовался калюмет и у алеутов, это не проверено. Словом, оставаясь спорным, вопрос о происхождении и древнейшем расселении алеутов до сих пор волнует ученых. Тем не менее большинство их стоит ныне на точке зрения русского этнографа В. И. Иохельсона, считающего, что заселение Алеутского архипелага шло не из Азии, а из Америки, являясь в некотором роде обратной миграцией народностей, в свое время проникших в Северную Америку через Берингов пролив.

Можно допустить, что предки алеутов пришли на земли архипелага более четырех тысяч лет назад. Они прижились здесь, создали самобытную культуру. Кое-что из этой культуры было впоследствии скопировано другими северными народностями.

Соседство с эскимосами, обосновавшимися на Аляске и ближних к ней островах позднее, а также с индейцами, связанная с этим расчлененность унангунов, их островная изолированность привели к тому, что алеутская народность распалась на племена. Появились не только различия в языке, но и во внешности, в поведении. Ко времени прихода сюда русских в 1741 году алеуты часто враждовали с соседями, а иногда и с людьми своего же племени, живущими в другом островном клане.

Этнографическая сторона их жизни, всевозможные представления и обрядовые действа довольно любопытны. Их можно проследить по запискам наших, мореплавателей Сарычева, Коцебу и других.

Известно, что знахари на островах были искусными лекарями, разбирались в целебной силе трав. Известно и то, что хирургия у алеутов даже в то время стояла на уровне, которому могли позавидовать и медики цивилизованных стран. У человека с больными легкими они прокалывали каменными иглами грудную клетку, чтобы «выпустить воздух». Такая операция требовала от знахаря великого умения, так как нужно было точно знать, где и как делать проколы. Откуда же бралось это умение? На этот вопрос дает ответ священник-— миссионер И. Вениаминов в своих «Записках об островах Уналашкинского отдела».

«Алеутские врачи очень славились своим искусством в прежнее время,— пишет он.— Чтобы основательно узнать внутренние части человека, и особенно те места, где они делали операции, они вскрывали умерших калгов (рабов.— Л. П.) или убитых неприятелей. Но со времени прибытия русских не стало у них ни калгов, ни неприятелей, и потому анатомирование прекратилось, а с тем вместе стало упадать и самое врачебное искусство их, так что в нынешнее время не найти уже ни одного такого искусного лекаря, каковы бывали прежде».

Далее он пишет о прекрасных физических качествах этого народа, в частности о презрении к боли. Если алеуту случалось попасть в капкан, поставленный на лису, он без единого стона давал вынуть из ноги его зубья; причем эти зубья нельзя было вынуть так же легко, как они вошли в ногу, а приходилось раскалывать дерево, в которое они были вбиты, и протаскивать их насквозь через ногу.

Оглавление

Итальянской мебели леса строительные лестница алюминиевая 3 х секционная купить