Село преображенское

Зато выковырнул — и сразу в рот, никаких и ходов.

Мальчишек трое: Антоша, Боря и маленький, черный как жук, Женя.

Взрослого народу в селе сейчас почти нет, но уехали на промысел, а работы стало значительно больше—опять же в связи с промыслом. Вот ребятня и помогает старшим управляться на варке жира, на мой отжиме шкур. Моих новых знакомых за это уже и в «Алеутской звезде» хвалили...

—А в Корабельной бухте вы были?— спрашивает Женя.

—- Нет, не привелось.

—- Говорят, красивая бухта,— вздыхает он.— Корабли могут брать воду, подходя к скале вплотную: только протяни шланг к водопаду и бери. И еще том когда-то корабль потерпел крушение, затонул, что ли,— неизвестно чей...

Они бродят со мной почти повсюду в ближних окрестностях, рассказывая о том о сем, о художник!1 который приехал на остров, и рисует картины в сопках.

—            Мы ему помогали втаскивать на скалу все хозяйство,— говорит Боря.

—- А железный песок вы видели?— интересует между тем неугомонный Женя-маленький.—Знаете какой —его магнит притягивает. У нас на острове все есть. А перламутровую раковину? Покажи, Антон, какую ты нашел. А медь? Вот пойдем к Антону он вам покажет. А кислую траву вы ели? Вот попробуйте советую.

Я говорю, что Стеллер этой травой спасал от цинги своих товарищей по несчастью. Им, впрочем все что касается плавания пакетбота «Св. Петр», приблизительно известно.

Вы книгу будете писать о Командорах? Как она будет называться? «Командорские острова»?

Еще не знаю.

«Острова в океане»,— авторитетно заявляет Женя, Можно и так,— соглашаюсь я,— только островов в океанах много, звучит как-то общо, ребята. Ну словом, я еще подумаю, как назвать книгу. Главное, написать ее,— с названием будет легче.—Заранее предугадывая ответ, спрашиваю:

—Ну как вам здесь, на таком маленьком и холодном острове, нравится? Все-таки ни теплого моря, ни фруктов...

Женя говорит по привычке взросло, даже как-то я вы сказал, плакатно, но к этим его словам относишься как к чему-то само собой разумеющемуся:

—            Мы привычны к суровой жизни. Жары не переносим.

Это справедливо. Стоит только посмотреть, как они купаются в ямах-углублениях после отлива, где температура воды в лучшем случае плюс восемь-десять. Женя любит свои остров и, подобно многим другим, уверен что лучше земли нет. Уверен.

—            Я здесь родился и вырос,— заявляет он немного погодя,— я не могу плохо говорить о своей земле.

Формулировки у него отточенные и логичные, а вообще-то он мальчишечка шебутной, любит и подурачиться. В этакую взрослость он скорее всего играет.

Ребятня предоставлена на острове самой себе, что в свою очередь определяет открытый нрав, приспособленность к неприхотливости бытия. Родители мало следят за тем, чем дети заняты и где бывают. Конечно, их жизнь в той или иной мере контролируют школа либо школа-интернат. Да и летом, кто постарше, уже тянется к промыслу. Однако времени хватает и для того, чтобы пообщаться с природой с глазу на глаз.

Разумеется, и такое вот любопытство к каждому, кто приезжает сюда, а тем паче, если это художник, фотограф-анималист или кинооператор, у них вроде метода познания иного мира, приобщения к нему. Отсюда и то множество вопросов, которыми мальчишки обычно забрасывают приезжего.

Оглавление

казино плей фортуна - обзор на сайте predpinimatel-cd.com.ru