Бусы и пушки экспедиции Беринга

Их будто бы видели в 1933 году («На лайде лежали штабеля из чугунных пушек»). В 1936 году их посчастливилось сфотографировать одной московской фотокорреспондентке. И. Ф. Махоркин с товарищами тоже гладил их шершавые стволы. В 1944 году две пушки были извлечены из песка. И уже после войны частенько наведывался в эти края известный нам по рыбалке на озере Саранном Апполинарий Бадаев. В то время он ездил по ухожам в должности зоотехника и принимал у охотников песцовые шкурки.

Словом, возникли вновь из пучины эти черно зияющие, пушки. Бадаев и его спутники ринулись к ним не разбирая дороги и через силу вытащили две на берег. Над остальными вновь таинственно сомкнулось море! Вот уже двадцать с лишним лет никто ничего не находит. Приезжают историки, археологи, ходят здесь куда как часто, копают, щупают дно, водят миноискателями — ан пушек нет. Как будто их и не было никогда.

Одна из пушек, тех, что, видимо, были найдены Бадаевым, установлена- в Петропавловске-Камчатском на постаменте рядом с памятником Витусу Берингу, и две переданы в дар правительству Дании, на родину командора.

Вот свидетельство писателя Александра Крона, присутствовавшего при церемонии передачи командорских пушек датчанам: «Мы... откровенно говоря, не предвидели того праздничного одушевления, которое вызвал наш дружеский акт. Несколько городов оспаривали право установить у себя старинные пушки с полустершимися надписями на стволах. Редкий случай, когда пушки способствовали дружбе и взаимопониманию между двумя народами».

Лондонский Тауэр заплатил недавно за какую-то «безродную» бронзовую пушчонку, поднятую со дна моря, сто фунтов стерлингов. Надо ли говорить, что пушкам пакетбота «Св. Пётр», вошедшего в историю больших географических открытий, вообще нет цены? Безусловно, остальные пушки надо найти.

В разное время тут находили и не столь примечательные вещи, принадлежавшие экспедиции Беринга: чугунные ядра, замки кремневых ружей, топоры, ножи, медные пуговицы, предметы такелажа парусного судна и... конечно, бусы. Бусы почему-то особенно волнуют всех здешних кладоискателей. О бусах пишет в фундаментальном труде «Командорские острова и пушной промысел на них» профессор Е. К. Суворов — он их тоже собирал. Бусы и бисер упоминаются мной в повести «Перламутровая раковина» {ну, как обойти такую яркую подробность!) и в повести А. Борщаговского «Остров всех надежд». Впрочем, этот образ столь много значил для Борщаговского, что одну из последних своих повестей он назвал уже без обиняков: «Стеклянные бусы».

 

123[4]
Оглавление

итальянские гостиные в Москве